вторник, 8 октября 2013 г.

Я отпускаю тебя....

Мысль о том, что теперь у меня есть восемнадцатилетний, а значит почти совершеннолетний и очень самостоятельный ребёнок, пришла ко мне сразу после того, как мы отметили его девятнадцатилетие.
Это такая большая удача, что именно в нашу семью выдали такого замечательного мальчика, что я до сих пор не могу поверить в реальность происходящего.
Я почему-то с самого первого дня знала, что я буду его очень любить, очень. Сразу же, как только мне его выдали для просмотра, сразу была уверена. 

Это случилось в маааалюсеньком городе на самом востоке нашей необъятной Родины, и даже не во Владивостоке, как вы могли бы подумать. Нет, это случилось ещё севернее и ещё восточнее, на острове Сахалин, в городе Макарове. Как меня туда занесло, спросите вы? Я и сама не знаю, честно. Имея такой медицинский анамнез, как у меня, лететь на Сахалин рожать было по меньшей мере не разумно, я так думаю. Но там меня ждали близкие люди, там мне точно оказали бы помощь со всем возможным тщанием, и туда я и полетела из Питера в самом начале октября месяца далёкого теперь уже 1994 года. Было мне тогда двадцать лет, и только в этом возрасте и простительны подобные глупости.
Практически сразу же после прилёта выяснилось, что ждать нельзя, а нужно поскорее стремиться ко встрече с прекрасным. И был назначен день и время, и я должна была прийти в больницу ровно в назначенный час. Правда - прийти, городок Макаров настолько мал (ну во всяком случае был мал тогда, когда я его описываю), что обойти его пешком - вопрос минут.
И я пошла. 
Время это было замечательное, у людей водились деньги, а купить на них ни в магазинах, ни на рынке было нечего.У меня тоже были деньги, не помню сколько, но были. И был страх. И страх пригнал меня вместо больницы на рынок, и заставил купить какую-то фигню, мотивируя тем, что "а вдруг завтра тебе уже ничего не будет нужно, пусть сегодня будет хорошо". И мне было хорошо, потому что я наконец-то смогла напиться (мне не давали)))).
Так, с бутылкой корейского виноградного сока я и пришла в больницу, Макаровскую ЦРБ. Видимо видок у меня был не очень, потому что медлить не стали, и через короткие двадцать минут я уже шла в операционную, видя своё отражение в стеклянных дверях, и я не знаю, что было белее в тот момент - больничные стены или мои щёки. Помню одно, как внутри меня боролись между собой три мысли. Одна про то, что страшно, и нужно бежать; вторая про то, что беременной дольше положенного ещё никто не оставался; и мысль о том, что Костя (мамин брат) сказал, что собрал для меня лучшую операционную бригаду района.
Чтобы не посрамить фамилию, я осталась. Последнее что помню - голос, который сказал: "Ну что, начнём?"
Со следующими воспоминаниями я уже была не одна. И хотя мне последней (из-за наркоза) сообщили о том, что у меня родился сын, я помню чувство огромного удовлетворения от того, что этот этап жизни уже позади. 
Порядки того времени не предполагали совместное пребывание мамы и ребёнка, поэтому я увидела его только вечером, поздно, уже около 10 часов. Он был очень тоненький, длинненький, завёрнут таким смешным поленцем, и со сложенной в треугольник пеленкой на голове, отчего казался по меньшей мере Наполеоном местного, макаровского розлива.)) Мне показали его издалека, и он мне сразу очень понравился. Еще три дня его приносили ко мне на свидания. И я помню, что первое, что мне хотелось сделать с ним - развернуть и пересчитать пальчики. Мне почему-то казалось очень важным то, сколько именно пальчиков. Я же тогда не знала, что любила бы его даже в том случае, если бы у него были не только пальчики, но и пёрышки, например. Развернуть сразу я не решилась, потому что не была уверена, что смогу точно так же запеленать обратно. Но через некоторое время нас оставили наедине надолго, и мы смогли познакомиться поближе, и пересчитать не только пальчики, но и реснички, и каждую-каждую капельку, теперь такую родную и свою.
Мне очень уже хотелось, чтобы нас отпустили домой, но каждый день было почему-то рано. Как и каждая мама, я с особой тщательностью приготовила два комплекта одежды для мальчика, предполагая, что оставшиеся дома родственники сумеют определиться по погоде, какой именно из двух нужно принести в больничку - очень тёплый или очень-очень тёплый. Но принесли оба, и под шикарным синим бантом, в фамильном голубеньком пуховом одеяльце лишняя одежонка была просто наброшена сверху на младенца медсестрой, которая собирала его "на волю". К моему немалому удивлению от того, как из такого маленького мальчика мог получиться такой увесистый кулёк. 
Кулёк рос, и с каждой минутой он всё больше мне нравился. Я хорошо помню, что наступил момент, когда я думала, что любовь к нему внутри меня задавит меня саму, сказывались, видимо на тот момент ещё не утихомирившиеся гормоны радости. Или это всегда и у всех так?
Думаю, всегда и у всех. Но особенно - если вам в руки дают такое сокровище, которое удалось получить мне.
Шло время, просто как-то непростительно быстро. Чувство того, что мой сын - это лучшая часть меня, не проходило. Ни с первыми двойками, ни с разодранными коленками, ни после родительских собраний. Наоборот, появились объективные признаки того, что он - лучше. Честнее, благороднее, терпимее, ответственнее, выше меня. И от этого только сильнее хотелось быть рядом, и чтобы подставить плечо, и чтобы заслонить, и защитить, и успокоить, и вытереть слёзы, хотя когда это было, и перебинтовать коленку, и просто быть рядом потому что.))) 
Но время, время, ужасное, предательское время! В чьей команде оно играет?
И вот уже в какой-то момент мальчик перестал хотеть вести меня за руку, и просто пошёл рядом, и вот уже не просто пошёл, а в другую сторону, и вот уже не просто в другую сторону, а даже не сказав, куда и с кем. Он уже совсем готов быть не просто моим сыном, а отдельной личностью, самостоятельной и самодостаточной. Но как пережить это нам, мамам? Как научиться быть мамой в пол-силы? 
Невыносимо тяжело, ужасно тяжело это переживать. Но ведь в этом есть и большой смысл - а откуда тогда возьмутся внуки, если мы, мамы будем всё время водить на поводке своих детей? И вот уже тогда, когда круг замкнётся, появится надежда на ещё одни маленькие пальчики, и коленки, и сопливый нос, и снова по кругу Курочка Ряба, Капитан Врунгель, Снежная Королева и Гарри Поттер не к ночи он будь помянут. И это хорошо, и очень правильно, и справедливо, и так и должно быть. Отпустить ребёнка в большой мир - большая работа. Я готова, я начинаю. Мальчик, я отпускаю тебя!

Но всегда, где бы не находилась я, и где бы не был ты, я готова подставить плечо, поправить одеяло, принести чай, посидеть с внуками, просто быть рядом, потому что не могу отказать себя в удовольствии быть в счастье, быть твоей мамой.

Фото отсюда

6 комментариев:

  1. Очень трогательно.........даже слеза накатила... У меня тоже есть сын,правда совсем еще маленький... но Ваши чувства мне понятны и близки. Спасибо)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. О, не верьте ему!))) Сначала они все притворяются маленькими. Но это так быстро проходит. ))

      Удалить
  2. Спасибо!!!!!!!! Как точно сказано...Как научиться быть мамой в пол-силы?...За душу...
    Всегда рада читать Вас! Пишите!

    ОтветитьУдалить
  3. Разрешите мне, посоветовать Вам,как человеку пишущему и ,конечно же,читающему, прочитать книгу "Книга для неидеальных родителей, или Жизнь на свободную тему." автор Ирина Млодик..... Я сама только начала ее читать, но почему то сразу подумала об этом Вашем посте....Скорее всего,Вы ничего нового из нее не почерпнете,но в ней есть хорошие слова которые будут понятны Вам ...и мне... и еще многим людям... Нас мамочек много,мы не одиноки в своих страхах.....
    Цитата из этой книни: "...Я сижу и плачу, никак не могу успокоиться. Московская жизнь вошла в летне-отпускную колею, а я сижу в недорогом шумном кафе с окнами на престижный московский институт и плачу. Мои слезы капают прямо в кофе, вкуса которого я не чувствую, звучит музыка, которую я не слышу, за окном — дождь, сливающийся с моими слезами. А я сижу и плачу о тебе, мой сын, не отрывая взгляда от здания института, в котором ты сдаешь экзамен по математике. Я плачу, не совсем понимая почему. Не могу себе этого объяснить. То ли от того, что ты уже вырос, окончательно и бесповоротно, то ли от бессилия помочь тебе сейчас...

    Вскоре я ловлю себя на совершенно идиотской мысли: больше всего на свете сейчас я хотела бы оказаться там вместо тебя и написать все на «отлично», только чтобы ты... не ранился, не расстроился, не почувствовал себя неудачником... Какой бред! Я давно знаю математику гораздо хуже тебя, я знаю, что ты все это можешь сделать сам. Но мне так хочется оградить тебя от любой напасти! Если б ты знал, ты, наверное, посмеялся бы надо мной....."
    я ее скачала тут http://flibusta.net/b/182149/read

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за "человека пишущего", хотя боюсь не оправдать.))
      Честно говоря, не очень люблю не художественные книги с чужими мыслями - боюсь не услышать потом своих. Но эту постараюсь найти. И если не прочитаю, то пролистаю обязательно. И жаль, что анонимно.)

      Удалить